Главная
Газета
"Северный Кавказ"
Россия
США
Сербия
Таджикистан
Турецкая политика неоосманизма на Балканах
2010-04-16

Многочисленные конференции мусульманских общин Болгарии, состоявшиеся в последние годы, по сути, незаконно провозглашали главным муфтием Болгарии Мустафу Алиш Хаджи. Этот человек, объявленный частью болгарских мусульман духовным вождем, находится под следствием в связи с тем, что избрание его главным муфтием страны было результатом грубых фальсификаций. Коалиционная власть в Болгарии, неотъемлемой частью которой вплоть до последних выборов летом 2009 года была созданная при поддержке из-за рубежа моноэтническая турецкая партия под названием Движение за права и свободы (ДПС), длительное время тормозила ход соответствующего расследования. Чувствуя себя весьма комфортно, М.Хаджи наводнил Болгарию десятками проповедников, представляющих различные исламские секты Европы и арабского мира.
Теперь, когда его политические покровители внутри страны оказались в оппозиции, в своих публичных выступлениях, в том числе и в России, Мустафа Хаджи, подвергает болгарские государственные институты жесткой критике. Он утверждает, что мусульманское меньшинство в Болгарии дискриминируется и угнетается, а правительство в Софии стремится лишить мусульман демократических прав, завоеванных в предшествующие годы, противится созданию мусульманского центра, препятствует строительству минаретов в новых мечетях, пытается исключить ислам из числа обязательных предметов в средних школах – там, где преобладает соответствующее население и закрыть Высший исламский институт. В одном из недавних интервью турецким СМИ М. Хаджи даже обвинил болгарское правительство в возрождении политики ассимиляции мусульман, проводившейся в начале 80-х годов коммунистами под непосредственным руководством Т.Живкова.
Особые претензии Мустафы Хаджи вызвала экстрадиция из Болгарии по обвинению в отмывании денег представителя турецкого Управления по религиозным вопросам Адема Ходжи. После этого события Хаджи стал еще активнее высказываться по поводу «опасности растущей христианизации Европы» и нестабильности позиций ислама на европейском континенте.
Его попытки дискредитировать усилия болгарских властей не дать расколоть страну по религиозному признаку наводят на размышления. Одна из его прозаических задач – личное обогащение. Мустафа Хаджи одинаково близок исламским сектам в арабском мире, турецким религиозным фундаменталистам и линии Анкары на поддержку мусульманских меньшинств в Европе, чтобы те, в свою очередь, «нажали» на свои правительства в пользу скорейшего приема Турции в Евросоюз. Конфликтуя с государством с позиции «жертвы», Хаджи надеется получить у своих партнеров помощь – как политическую, так и финансовую.
Отношение официальной Анкары к турецкому населению, оставшемуся в соседней Болгарии после освобождения страны в ходе русско-турецкой войны 1878-79 гг., всегда было особым и покровительственным. Болгарские политики считали необходимым приобщение турецкого этноса к строительству нового независимого государства. И потому, вплоть до 1989 года турки имели своих представителей во всех составах национального парламента – Великого народного собрания, и, в рамках закона и болгарской государственности, сохраняли свою религиозную обособленность. Создание Движения за права и свободы положило конец этой, проверенной более чем вековой историей, практике. Турки в Болгарии стали объектом системной государственной ассимиляции со стороны турецкого государства. Инструментом этой ассимиляции является давление на болгарских турок: со стороны тех, кто был в конце ХХ века выселен в Турцию (и их оставшихся в Болгарии родственников), во-первых, и со стороны совершенно патерналистской, феодальной структуры Движения за права и свободы (ДПС), во-вторых.
Многие руководители местных органов власти в турецких районах Болгарии, назначенные при поддержке ДПС, тесно связаны с турецкими спецслужбами. В Турции происходит сейчас ползучая исламская реставрация, и светское государство берёт на себя в том числе функции последнего Халифата. Турецкие исламисты – через различные фонды, созданные турецкой эмиграцией преимущественно в Европе, – негласно расширяют исламское влияние в Болгарии. Это очевидное обстоятельство определяет связь между местными властями в ряде районов Болгарии, религиозным исламским руководством Главного муфтията и турецкими эмиссарами – националистами и исламскими фундаменталистами. Учитывая, что национализм и исламизм в мировой политической практике представляют собой два различных течения, следует признать, что в Болгарии зарождается очень опасная и уродливая форма турецкого исламского национализма. Наиболее заметным элементом этого процесса является отуречивание населения в Родопах и т.н. помаков – болгар, принявших когда-то под влиянием исторических обстоятельств мусульманство. Даже в Османской империи помаки, исповедующие ислам, не подвергались ассимиляции. Сегодня, в XXI веке, налицо тенденция их превращения в турок. В основе этого процесса лежит полная зависимость этой части болгарского населения от местных властей, исламских проповедников и эмиссаров многочисленных турецких фондов.
Указанная тенденция все быстрее распространяется и на цыганское население страны, которое в результате соответствующей обработки со стороны активистов ДПС и религиозных деятелей местного масштаба без особых проблем обнаруживают у себя «турецкие корни» и тягу к исламу.
Границы компактного проживания турецкого населения в Болгарии размываются. И уже не только Кырджали или Родопы, а территория всей страны становится объектом обособления и поиска идентичности – религиозной исламской и националистической турецкой. Прекратились всякие дискуссии по вопросу об интеграции турецкого этноса в болгарское общество – этнос этот развивается практически полностью изолированно. Болгария постепенно становится трамплином на пути к исламской турецкой гегемонии в Европе. Арабское влияние вытесняется образом умеренного турецкого ислама, связи общин с бывшими исламскими колониями европейских стран – турецким исламским национализмом. Местные власти в турецких районах страны становятся практически структурами Главного муфтията. Турция в этих условиях получает возможность прямо вмешиваться во внутриболгарские проблемы, чем и занимаются турецкие дипломаты в Софии. Советник турецкого посольства в Софии Мазхар Белгин, например, включен в состав структур Главного муфтията, он - член религиозного совета по толкованию Корана. Еще совсем недавно появление иностранного дипломата на протурецких исламских митингах было поводом для объявления его персоной нон-грата, а сегодня в руках турецкого дипломата оказался фактически орган высшего исламского управления в Болгарии, используемый в интересах стратегии неосманизма.
Дирижируя муфтиятами в пределах бывшей Османской империи, Турция пытается напрямую объединить группы исламского меньшинства по всей Европе.
В то же время укрепляется положение муфтиятов в бывших советских республиках, в том числе в России. Связи между Россией и Турцией расширяются, а почти 45-тимиллионное мусульманское население на постсоветских территориях может стать инструментом ползучей исламизации Европы. Сейчас Главный муфтият Болгарии превращается в центр связи Турции и исламских кругов бывшего СССР, ибо в стране, ставшей в 2005 году членом Евросоюза, число жителей, идентифицирующих себя с исламом, по некоторым оценкам, достигло полутора миллионов.
И Мустафа Хаджи постоянно жалуется турецким дипломатам на болгарское государство и его политику по отношению к исламскому меньшинству – оно-де нуждается в защите, чтобы не повторились ассимиляторские эксцессы 80-х годов прошлого века, когда болгарское руководство заставляло турок переписывать свои имена и фамилии на славянские. И вот уже в исламских кругах обеих стран все громче рассуждают о том, что в Болгарии следовало бы использовать модель объединения балканских мусульман – в рамках Исламского совета под эгидой Главного Муфтията Турции. В Турции, между тем, такового не существует, а Дианет - Управление по религиозным вопросам – является правительственной структурой и, следовательно, все турецкие муфтии находятся на государственной службе. Это лишнее доказательство того, откуда исходят идеи исламского единения. Протурецкие исламисты в Болгарии этого уже и не скрывают: председатель Высшего Совета муфтиев открыто в СМИ призывает вернуться к временам турецкого халифата, когда кандидатуры религиозных руководителей должны были получать одобрение Турции. Турецкому руководству напоминают об исторической ответственности за балканских мусульман, которые были частью империи в течение пяти веков.
Несмотря на свои широкие и давние связи с исламскими организациями в арабском мире, Мустафа Хаджи, получив степень доктора богословия в Турции, резко выступил против умеренной арабской политики на Балканах. Он дал зеленый свет в Болгарии организациям типа Худай Вакыф, последователям пантюркистских сект и фондов Сулейманджи и Нурджи. Многих суннитов шокировало и его (Хаджи) неожиданное сближение с шиитским Ираном.
Структуры Главного муфтията Болгарии сегодня стали заложниками турецкой политики неоосманизма. Они пытаются втянуть государство в конфликт с мусульманами, провоцируя как одну, так и другую сторону. Государство обвиняют в нарушении прав мусульман, мусульман – в несоблюдении исторических духовных традиций. Жесткой критике подвергаются демократические ценности болгарских мусульманских общин. В такой ситуации мусульмане в Болгарии могут через какое-то время действительно потерять очень многое – и прежде всего, свою автономию и привилегию быть самым многочисленным автохтонным исламским населением в Европе.
Публичные заявления «главного муфтия» Болгарии свидетельствуют, впрочем, не только о протурецкой ангажированности как его самого, так и его многочисленного семейства, но и о том, что в случае неблагоприятного для него развития событий в мусульманских структурах страны, он готов эмигрировать. Совершенно очевидно, что через какое-то время его имя будет активно использовано турками в качестве мощного средства пропагандистского давления на Болгарию и Евросоюз в целом: гонимый и оклеветанный исламский лидер, лишенный полномочий при попустительстве Европы.
Болгарским мусульманам надо отдать должное – среди них М. Хаджи не пользуется особым авторитетом. Всем известно, что все свое имущество он давно перевез в Турцию, где проживают члены его семьи и куда он регулярно переводит немалые средства. Это штрих к низким зарплатам имамов, махинациям с налогами и имуществом исламских общин, а также мощного потока финансовых и материальных средств, идущего из-за границы на развитие ислама. Злоупотребления Хаджи огромными деньгами, предоставленными в свое время на различные исламские проекты в Болгарии Организацией Исламской Конференции, Исламским банком реконструкции и развития и др., уже широко известны. Не случайно официальные исламские организации дистанцируются от контактов с Болгарией. В результате в Болгарии формируется крайне искаженное представление об исламе – в полном соответствии с пропагандистскими клише различных сект, легализованных в Болгарии и получивших от М. Хаджи в свое распоряжение многие мечети и духовные училища.
Разложение традиционного ислама в Болгарии, инспирируемое, по сути, Главным муфтиятом, поддерживается Турцией. Не так давно в календаре религиозных исламских дат на текущий год, изданном в Болгарии, наряду с памятными заметками о целом ряде османских и турецких религиозных деятелей, была опубликована статья Басри Пехливана, председателя Высшего Совета муфтиев, о важной роли духовных лидеров в исламском мире в период до реформ Ататюрка, о том, что и сегодня исламский мир в таких лидерах остро нуждается, и о том, что Турецкое государство обязано позаботиться о мусульманских меньшинствах на Балканах.
Турция стремится возродить османскую идею создания халифата на новой основе и в современных формах – через экономическое и религиозное доминирование. Начинается новый этап в развитии этой страны как геостратегической силы в Европе и Азии, как важного фактора в исламском мире. Это ставит Европу перед новым серьезным вызовом – перспективой глобального противостояния с неоосманизмом.

В соавторстве с Омар ШАРИФ (Болгария)

Фонд Стратегической Культуры
Комментарии

Добавление комментария:
Имя:
e-mail:


Copyright © 2010 Димлевич Николай Романович, эксперт Фонда стратегической культуры.