Главная
Газета
"Северный Кавказ"
Россия
США
Сербия
Таджикистан
Запад – Россия: проблемы информационного противоборства в XXI веке
2009-03-24

Общеизвестно, что информационная составляющая играет в последние годы все более значительную роль во внешне- и внутриполитической деятельности любого государства. Восприятие важнейших явлений и событий, происходящих в глобальном мире, осуществляется через СМИ и с помощью СМИ. А их необходимая интерпретация обеспечивается в массовом сознании созданием соответствующего информационного фона.
В силу этого информационные поля – как международные, так и национальные – активно трансформируются в область жесткой геополитической конкурентной борьбы. Неотъемлемым инструментарием такой борьбы становятся методики, характерные для информационных войн – комплексные информационно-пропагандистские мероприятия, которые направленные на индивидуальную психику и общественное сознание, модели поведения и восприятия истории и современности.
Россия же вынуждена искать симметричные ответы на новые вызовы III тысячелетия, связанные с глобализацией жизни человечества и возникновением глобального информационного общества.
Образ России в последнее десятилетие постепенно трансформировался в связи с ее становлением как открытого демократического государства с рыночной экономикой, входящего в семью цивилизованных народов. Однако за рубежом и, прежде всего, на Западе еще очень сильна инерционная составляющая образа России, как продолжателя «империи зла». Вековые усилия советологов и «записных русофобов», прекрасно использовавших трагедии России, продолжают оказывать негативное воздействие на представление о современной России. В игру на этом поле, в последнее время, все активнее вовлекаются негативные информационные потоки в постсоветских государств Прибалтики, в Грузии и на Украине.
Указанная отрицательная составляющая образа России в конце ХХ-го века была дополнена характеристикой страны как «проигравшей» борьбу идей («холодную войну») и, следовательно, слабого партнера. Демонизация советской системы сочеталась с сочувствием к самому народу и уважительным опасением перед ядерной державой и вторым мировым центром силы. Нынешнее русофобство объективно усиливается относительной слабостью государства, утратившего былые возможности и влияние, а также презрением к населению, не способному «полноформатно воспринять западные ценности».
Ужесточение конкурентной борьбы в информационной сфере убеждает нас в том, что «ИДЕИ ИМЕЮТ ЗНАЧЕНИЕ». Не случайно в США под лозунгами «безыдейного прагматизма» никогда не забывали мессианских заветов отцов-основателей о «богоизбранности Америки», что по сей день является важнейшей основой общества и государственной, в том числе внешней, политики. В России точки над «i» в сфере идеологии еще не расставлены, что не способствует ни укреплению государства, ни становлению гражданского общества. В общественном сознании поддерживается неконструктивный мировоззренческий раскол на «белую» и «красную» Россию. Между тем, важность восстановления единого исторического сознания и «общего потока национальной истории» очевидна: идеологическая борьба все заметнее распространяется на историческую сферу. Особое место здесь принадлежит стремлению пересмотреть общепринятые оценки истории Великой Отечественной войны и навязать это нам. Признавая Россию продолжательницей и романовской империи, и СССР, наши оппоненты стремятся возложить на нас и все «прегрешения» русских. Россия, по их мнению, должна непрестанно каяться и не имеет морального права играть собственную роль в мировой политике. Россия проиграла «холодную войну» и обязана вести себя так, как Германия 40-х - 50-х годов 20-го века. Можно с легкостью представить себе, что произойдет с российским обществом, если целенаправленно прививать ему «комплекс вины» за освобождение Европы от фашизма.
Это долгосрочная стратегия, нацеленная на ограничения роли страны в формирующемся миропорядке: русские-де несут ответственность за все «грехи тоталитаризма» и не имеют права играть собственную роль в мировой политике.
Информационная ситуация в последние годы вокруг России изменилась самым серьезным образом. Ужесточение прессинга со стороны западных СМИ на политические и экономические элиты и руководство нашей страны, характерное в начале XXI века, вылилось в августе 2008 года в жесткое противостояние. Впервые после Второй Мировой войны информационное сопровождение событий западными СМИ свелось к тотальному информационному прессингу с циничным искажением фактов и замалчиванием причин случившегося, вплоть до попыток объявить Россию агрессором.
Не подлежит, однако, сомнению, что против нашей страны со стороны её геополитических конкурентов все активнее задействуется такой комплекс специальных информационно-пропагандистских мероприятий по управляемому воздействию на индивидуальную психику и общественное сознание, который более характерен для информационных войн и все это, ничто иное, как инструментарий арсенала психологической войны против Российской Федерации.
Сегодня проблема принципиально ясна. Запад, потребляя половину ресурсов планеты, сохранить столь привилегированное положение в перспективе уже не в состоянии. Не имея стратегии отступления, Запад – особенно США — стремится расширить экспансию, в том числе информационную, в глобальной борьбе за ресурсы. И совершенно очевидно, что интенсивность соответствующих антироссийских кампаний в обозримом будущем будет только возрастать, а вот Россия в целом, а бизнес-сообщество и государственный (энергетический) сектор в частности, должны быть готовы к весьма существенным потерям, если не пересмотрят свое отношение к своей информационной составляющей во всех сферах деятельности.
Существенной особенностью последних лет стала очевидная интенсификация за рубежом информационных атак, направленных на изменение как внутренней, так и внешней политики России.
Одно время считалось, что зарубежные СМИ (прежде всего западные) подвергают информационному прессингу преимущественно внутреннюю российскую политику. Понимание особой роли России в решении важнейших проблем современного мира заставляет наших «партнеров», в комментариях внешнеполитических проблем, быть сдержаннее. Однако, ситуация изменилась. Объектом информационных кампаний, порой весьма жестких, становится все более широкий спектр политики российского руководства. К обвинениям в ограничении демократических свобод, ужесточении контроля над СМИ и общественным мнением добавилась усиливающаяся критика внешнеполитического курса страны. Очевидно, что цель такого прессинга остается прежней - заставить российское руководство пойти на принятие решений, не соответствующих нашим государственным интересам. Составной частью его является давление на политические элиты, которое, по моему мнению, также заметно усилилось - в частности, через попытки компрометации и противопоставление одних групп другим ("региональные элиты - центр", "силовики - либералы" и т.д.).
Принципиально ничего нового в нарастающей волне критики нашей страны нет. Борьба за влияние на процесс принятия политических решений в России ведется в подобной форме со времен изобретения печатного станка. В те исторические периоды, когда страна и ее руководство стремились проводить более независимую политику, ее иностранные «партнеры» (прежде всего на Западе) активизировали внешний, в том числе информационный прессинг, с целью вернуть Россию к более зависимому положению.
Можно констатировать, что практически все развитые страны мира в настоящее время уделяют серьезное внимание разработке методов и средств противодействия угрозам в сфере информационной безопасности.
Что касается Америки. Не случайно, что одной из главных угроз для США помимо глобального экономического кризиса, в качестве источника опасности остаются государства бывшего СССР. Об этом говорится в докладе об угрозах безопасности США, подготовленном разведслужбами страны, сообщает Washington Profile. В целом же перечень угроз безопасности США включает в себя насильственный экстремизм; политические процессы на Ближнем Востоке, в Иране, Ираке, Афганистане и Пакистане; возможность усиления Китая и Индии; реализацию ядерной программы КНДР; проблемы Балкан, Латинской Америки и Африки; а также действия организованной преступности.
В последние годы в США продолжается совершенствование концепции ведения информационной войны. Так, в частности, происходящие концептуальные изменения нашли отражение в документе армии США «Стратегия информационных операций» (Information Operation Roadmap). Он показывает дальнейшую эволюцию военной мысли в среде военных специалистов Пентагона в области планирования и ведения информационной войны. Сам же документ сосредотачивается на вопросах расширения пространства, совершенствования средств и методов ведения информационного противоборства. Он был введен в действие в октябре 2003г. с грифом «Секретно/Не для иностранцев», в конце 2007г. гриф «Секретно» с документа был снят, что, в частности, свидетельствует о том, что к этому моменту развитие концептуальных основ ведения информационной войны в США уже вышло на более совершенный уровень.
Анализ документа, по мнению западных аналитиков, позволяют выделить появление принципиально новой концепции информационных операций, т.н. full-time&full-spectrum information operations (FTFSIO). Наиболее адекватным толкованием данного термина может быть словосочетание – «тотальная информационная война».
А его оценка показывает, что развитие понимания природы информационных операций заставляет американских специалистов существенно трансформировать свои взгляды, в частности, на объект и субъект воздействия. В ранних доктринальных документах Министерства обороны США отмечалось, что основными формами ведения информационных операций являются: общественная дипломатия (public diplomacy), связи с общественностью (public relations) и психологические операции (PSYOPS). Эти формы остаются и в рассматриваемом документе, определено и их сущностное наполнение.
Основным различием в применимости этих инструментов являлся акцент на аудиторию, время и силу реализации. В частности, PSYOPS ранее применялись только против противника и только во время конфликта, при этом PSYOPS включают также и методы «жесткого» (шантаж, технические, химические и иные средства воздействия на психику) воздействия на аудиторию. По мнению авторов документа, сегодня различие, в частности, между зарубежной и внутренней аудиториями становится больше вопросом восприятия той или иной информации, а не вопросом ее распространения.
Особо подчеркивается, что современные информационные операции – это непрерывные операции, требующие обширных приготовлений в мирное время.
Значительное усилие должно быть предпринято с целью точной идентификации потенциальной антагонистической аудитории (носителя безусловной враждебности в предполагаемой операции) и, что особенно важно, ключевых антагонистических лиц, принимающих решения.
Также отмечается, что для повышения оперативности в работе с запрещенными аудиториями и объектами необходимо сосредотачиваться на создании скрытых средств воздействия, которые скрытно развертываются уже в мирное время, а активизируются с обострением конфликта.
Характерным является тот факт, что многое из описанного в документе было достаточно успешно реализовано на практике. Это, в первую очередь, стратегическая информационная операция под общим названием «Борьба с международным терроризмом», в результате которой США добились серьезного геополитического прорыва по целому ряду вопросов. В этом же ряду стоит и операция «Борьба с оружием массового поражения в Ираке» (как часть более масштабной и долгосрочной операции «Борьба с международным терроризмом»), в результате которой США закрепились на Ближнем Востоке и создали условия реализации собственного плана переустройства региона под общим названием «Стратегия формирования Большого Ближнего Востока». Сюда же могут быть причислены и действия в рамках общественной дипломатии и связей с общественностью по развитию тезисов о «несостоявшихся государствах» и «оси зла», которые способствовали обоснованию планов по превентивному применению военной силы в отношении суверенных государств без санкции международных организаций на примере СФРЮ, 10-летие бомбардировок американской и натовской авиацией мы будем «отмечать» в апреле этого года.
Следует также отметить, что в последние месяцы акцент смещается с темы борьбы с международным терроризмом в сторону борьбы с коррупцией в международном масштабе, основой которой должны стать действия по контролю над финансовыми потоками в рамках противодействия легализации преступных доходов.
Командование ВС Франции на основе анализа хода и военно-политических последствий грузино-осетинского конфликта также отмечает возрастающую в современных условиях роль информационного противоборства.
По мнению французских экспертов, подведение только промежуточных итогов кризиса на Кавказе показывает, что, несмотря на решение Россией основных задач в период вооруженной фазы конфликта, данный успех, как и принятые российским руководством меры в дипломатической сфере, были частично нейтрализованы за счет эффективной антироссийской кампании в западных средствах массовой информации, а также публичной деятельностью официальных представителей НАТО, ЕС, США и Грузии.
В этой связи французское командование сделало вывод о необходимости пересмотра действующих в настоящее время руководящих документов. Так, во Франции подчеркивают, что активная фаза вооруженного конфликта на Кавказе в августе с.г. составила несколько суток. Масштаб боевых действий, глубина использования сил и средств ВС носила ограниченный характер. В то же время размах информационного противоборства в рамках данного локального конфликта достиг глобального уровня. На этой основе французские эксперты делают выводы о необходимости заблаговременной готовности к проведению информационных операций. При этом должно быть обеспечено тесное взаимодействие правительственных структур, силовых министерств и подчиненных им ведомств. В этой связи межвидовому центру концепций, доктрин и экспериментов штаба ВС Франции поручено приступить к разработке новой редакции необходимых документов с таким расчетом, чтобы их утверждение и вступление в силу состоялось до конца 2009 года.
Кроме того, с опорой на новые концептуальные положения, французское военное руководство планирует расширить и укрепить органы, ответственные в рамках Минобороны за планирование и проведение информационных операций.
Парламент Ирана, по информации западных экспертов, подготовил для правительства страны доклад, в котором констатируется, что Вашингтон наращивает масштабы «информационной войны» против Тегерана, направленной на усиление недовольства иранцев действиями властей, провоцирование межэтнических и межконфессиональных конфликтов и формирование негативного образа исламской республики на международной арене. Для противодействия пропагандистской деятельности американцев иранские парламентарии рекомендуют усилить координацию между ведущими информационными агентствами Ирана по определению согласованной линии при освещении важных внешне- и внутриполитических вопросов, ужесточить контроль за зарубежными радио- и телевизионными трансляциями на иранскую территорию, а также за интернет-ресурсами. Предлагается использовать неточности и несоответствия действительности в продвигаемых Вашингтоном материалах об Иране для демонстрации их «сфабрикованности».
В целях организации контрпропаганды признается целесообразным расширить масштабы деятельности существующих и создать новые иранские радио- и телевизионные каналы, вещающие на английском и арабском языках. Не исключается использование информационных возможностей иранских диаспор за рубежом и привлечение западноевропейских и арабских СМИ для противодействия планам Вашингтона по дискредитации правящего в Иране режима.
Образ же России, проецируемый за рубеж, неизбежно откликается внутри страны.
И здесь очень важно расширять взаимодействие с (международным) экспертным сообществом. Эта материя очень тонкая — речь идет о работе «с сознанием, которое формирует сознание». Популярным становится «Валдайский форум», но вне России, у нас своих информационных площадок практически нет. Даже ведущие российские ньюсмейкеры, приезжая за рубеж, вынуждены выступать на иностранных площадках. Мировой опыт подсказывает несколько возможных путей решения проблемы. Один из вариантов — создание системы фондов и их зарубежных представительств, которые способны стать мощной сетевой структурой, эффективным инструментом реализации российской информационной политики за рубежом. Количественный и качественный прорыв может быть обеспечен на этом направлении общими усилиями заинтересованных НПО, различных российских партийных структур и, конечно, российского бизнеса, чьи интересы, как показывает жизнь, нередко напрямую зависят от имиджа страны.
При этом нам необходимо учитывать, что российские финансовые возможности в этой сфере далеки от американских: ежегодные бюджетные ассигнования США на соответствующие цели превысили, как известно, 1,5 млрд. долларов.
И все же, наши успехи были бы еще значительнее, если бы усилия заинтересованных государственных структур, экспертно-политологического сообщества, СМИ и крупного частного бизнес-сообщества России объединялись единым системным замыслом. Думается, что постановка вопроса об улучшении российской системы координации информационной работы давно назрела.
Нам необходимо помнить, что основные геополитические конкуренты России располагают сильными «центрами влияния», обеспечивающими стратегические цели доминирования в мировом информационном пространстве и первенство в формировании правил игры на мировом рынке – мощными медиа-корпорациями, эффективно влияющими на мировое общественное мнение.
России предстоит создать нечто подобное, в противном случае будем систематически проигрывать.
Я позволю себе напомнить один исторический факт. Когда Александру Македонскому предложили напасть ночью на превосходящие силы персидского царя Дария, он ответил: «Я не краду победу». Кто-то счел это легкомыслием, но Александр правильно рассчитал. Такой мощный враг, как Дарий, не капитулирует из-за материального и человеческого урона. Обладая гигантскими ресурсами, персидский царь без труда восполнил бы любые потери. Дария можно было победить, сломив его боевой дух, что возможно только в открытом бою.
Мы находимся в аналогичной ситуации.

Русские в Казахстане
Комментарии

Добавление комментария:
Имя:
e-mail:


Copyright © 2010 Димлевич Николай Романович, эксперт Фонда стратегической культуры.